Главная » Статьи » Пресса » 2008-й год

Максим Аверин в гостях у Вадима Тихомирова и Дарьи Субботиной
Максим Аверин в гостях у Вадима Тихомирова и Дарьи Субботиной

Гость: Максим Аверин - актер, участник проекта "Звездный лед", актер театра "Сатирикон"

ТИХОМИРОВ: Даша, знаешь, за что люблю супер-шоу под названием «Звездный лед» на телеканале «Россия»? Потому что с помощью этого шоу люди узнают о талантах гораздо больше нового. Они видят этих актеров, певцов, которые вдруг выходят на лед и открывают свою сущность.

СУББОТИНА: Ты же мне сам говорил, что тебе нравится это шоу, потому что там все падают.
 
ТИХОМИРОВ: Когда они падают, я жалею, что не включен звук и я не могу услышать, какие слова произносят в это время исполнители.
 
СУББОТИНА: Они произносятся внутри! Актеры все-таки люди воспитанные.
 
ТИХОМИРОВ: Сейчас мы об этом узнаем. Дело в том, что у нас сегодня в гостях участник этого проекта - актер театра и кино Максим Аверин. Здравствуйте, Максим. Как получилось так, что вы были участником, а теперь экс-участник?
 
АВЕРИН: Так это и бывает. Сначала был нужен на льду, а теперь нет.
 
СУББОТИНА: Там же идет голосование?
 
АВЕРИН: Да. Это шоу, в котором все время кто-то должен убывать. Я-то думал, что я буду долго кататься. 
 
ТИХОМИРОВ: Максим, вы не похожи на слабое звено.
 
АВЕРИН: В том-то и дело! Когда меня позвали, я подумал, что проедусь и уже хорошо! Уже звезда! А оказалось, что нет. Приходилось очень тяжело жить.
 
ТИХОМИРОВ: Максим, а кто подкачал? Анастасия Гребенкина, твоя напарница? Мы продолжаем выяснять, как Максим Аверин перестал быть участником шоу «Звездный лед».
 
СУББОТИНА: Не надо о грустном.
 
АВЕРИН: Самое ужасное, что я подключился к этому и спорт уже стал внутри меня жить. И, вдруг, когда все это закончилось, я звоню и говорю: «Мам, я все…выбыл», то мама: «Слава богу!». Потому что все беспокоились.
 
ТИХОМИРОВ: Максим, я  знаю, что такое упасть. Я к тому, что недавно я катался на лошадях и вдруг понял, какой это опасный вид спорта. А кататься на льду - еще опасней!
 
АВЕРИН: Это красивый вид спорта. Очень.
 
ТИХОМИРОВ: Не выяснили, кто же был виноват в том, что вы выбыли? Судьи? Ведущие? Партнерша?
 
АВЕРИН: Анастасия - чудесная! И как партнер, и как спортсменка. Как женщина великолепна и необыкновенно красива.
 
СУББОТИНА: Мне сразу и про роман хочется спросить.
 
АВЕРИН: Остановитесь на этой мысли сразу же. Забудьте. Я думаю, что так сложилась моя спортивная карьера, так красиво  началась и также красиво закончилась.
 
СУББОТИНА: Спорт - это еще не вся жизнь.
 
АВЕРИН: Да.
 
ТИХОМИРОВ: Максим, последний вопрос, чтобы уже закончить со «Звездным льдом». Когда вы падали, какое слово вы говорили? Только честно!
 
АВЕРИН: Мы в эфире. Мы не можем. Я падал и начинал сразу говорить какие-то красивые слова! Очень обидно падать. Хочется что-то сделать. Все равно, в  руках этих мастеров мы были нелепы. Хотя, это очень хорошее приключение и я был очень рад. Хотя, мое убеждение, что каждый должен заниматься своим делом.
 
ТИХОМИРОВ: Тогда, Максим, переходим к творчеству?
 
СУББОТИНА: Еще один маленький гаденький вопросик. Можно? Вы же понимаете, я смотрю список людей, которые там участвуют. Кого там только нет.
 
АВЕРИН: Чудесные люди, замечательные, со всеми подружились. Хотя мы были в обстоятельствах соперничества, но все равно все подружились.
 
СУББОТИНА: По поводу соперничества и хотела задать вопрос. Мы, например, с Вадиком в гостях видели Яну Рудковскую, которая сказала: «Я без главного приза не уйду!». Я уверена, что такие же мысли посещают Леру Кудрявцеву. Она тоже, по натуре, победитель. Все актеры и актрисы добились успеха только за счет огромного желания быть первым. Вы наблюдали какие-либо ситуации, которые заставляли бы вас задуматься, как же они теперь будут в мире общаться?
 
АВЕРИН: Если бы меня роли лишили или сняли с роли, не дай бог, то я бы переживал и горько плакал. А здесь просто приключение.
 
СУББОТИНА: Они не относятся как к приключению.
 
АВЕРИН: Ну, жалко тогда… Например, выходит Плющенко. Я спустился вниз и стал смотреть. Он бог! Невозможно  оторваться. Ты влюбляешься в этого человека. Претендовать на что-то невозможно. Нужно также спокойно относиться. Пусть каждый будет  на своем месте. Если я  начну говорить, как я долго мучился и переживал. Это будет неверно. Я приложил максимум усилий, конечно, но не более того.
 
СУББОТИНА: Я про других.
 
АВЕРИН: У других людей я  не вижу плохого.
 
ТИХОМИРОВ: Максим, это хорошо, что вы выбыли, потому что вы актер. А так бы сломали ручку или ножку, не дай бог.
 
АВЕРИН: Вы так говорите - ручку. Будто бы я такого маленького роста.
 
ТИХОМИРОВ: Ручищу бы ты сломал себе и полгода в гипсе. Кого бы ты играл потом? «Бриллиантовую руку»?
 
АВЕРИН: Все равно пришлось бы идти и играть.
 
ТИХОМИРОВ: Теперь поговорим о творчестве. Начнем с зубов. Покажите зубы. Я к тому, что я читаю: «Я не пошел во ВГИК, потому что меня просили показать там зубы.
 
АВЕРИН: Это была такая история. Во ВГИКе смотрят на внешний вид. Это было давно. Сейчас уже не так все.
 
ТИХОМИРОВ: Я думал, что, в первую очередь, смотрят на талант?
 
АВЕРИН: Я так не думаю. Какие-то мастера смотрят все-таки на талант.
 
ТИХОМИРОВ: Ты, наверное, ошибся и вместо ВГИКа к стоматологу пришел?
 
АВЕРИН: Я прихожу, начинаю читать Маяковского, а мне говорят: «Покажите зубы». Ну, прикус неправильный, например.
 
ТИХОМИРОВ: А сейчас это говорит об индивидуальности!   
 
АВЕРИН: Да. Сейчас много появилось таких индивидуальностей, которые раньше нельзя было снимать.
 
ТИХОМИРОВ: Ты приходишь в храм искусства.
 
АВЕРИН: У каждого свой храм.
 
ТИХОМИРОВ: Я понимаю.
 
АВЕРИН: Честно говоря, единственный вуз, где я хотел учиться - это Щука. Сходил туда за компанию. Пошел, когда в школе еще учился. Мне хотелось просто понять, вдруг я ошибаюсь. Я ходил с друзьями из театральной студии, которые были взрослее. Которые несколько лет уже поступали. Понятно было, что их никогда не возьмут. Это я сейчас все уже понимаю в жизни, а тогда мне просто хотелось попробовать свои силы. Вырос я в семье киношной и хотелось проверить, нет ли энергии заблуждения. Папа мой был художник-декоратор. Я знал эту профессию изнутри: ее недостатки, как человек может заблуждаться. Трезво смотрел на все это. Проверил.
 
ТИХОМИРОВ: Кто расковырял твой талант?
 
АВЕРИН: Талант мой расковыряла Щукинская театральная школа. Именно тот дух.
 
ТИХОМИРОВ: Тебя выгоняли оттуда за профнепригодность или ты всегда был талантлив?
 
АВЕРИН: Не мне судить. У меня был один минус. Я ненавидел предмет ПФД - память физических действий. Это мука была. Предмет, который учит молодого артиста вниманию. Ты моешь посуду, но у тебя нет этого предмета в руках. А у зрителя должна родиться уверенность, что посуда есть. Это техника, даже абсолютная математика. Нужна фантазия, юмор. Я видел, когда люди добивались такого мастерства, что ты реально думаешь - предмет в руках.
 
ТИХОМИРОВ: Максим, все очень просто. Самый главный инструмент актера - стакан.
 
АВЕРИН: Кошмар!
 
ТИХОМИРОВ: Я недавно был на съемочной площадке и видел. У меня партнер в три часа ночи пошел и выпил сразу полстакана, потом еще полстакана.
 
АВЕРИН: Вы не с теми артистами снимаетесь,  значит.
 
ТИХОМИРОВ: Он был один на съемочной площадке, кто себе такое позволял.
 
АВЕРИН: Это очень не современно.
 
СУББОТИНА: Сейчас другие наркотики!
 
АВЕРИН: Это сейчас не современно.
 
ТИХОМИРОВ: Нет, у нас очень мало времени. Вы возьмите стакан, донесите его до Даши  не расплескав, и напоите ее.
 
АВЕРИН: Давайте, это будет термос.
 
ТИХОМИРОВ: А что это у вас руки дрожат?
 
АВЕРИН: У меня мама слушает эфир. Я вас умоляю!
 
ТИХОМИРОВ: Мама - это святое. Такое ощущение, что олимпийский огонь сейчас передали из рук в руки! Данко просто передал свое сердце.
 
СУББОТИНА: Теперь-то все нормально, все получается!
 
ТИХОМИРОВ: Твердая пятерка!
Категория: 2008-й год | Добавил: slavdey (11.10.2012)
Просмотров: 236 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
                                               
                                                                                                        Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz