Главная » Статьи » Пресса » 2011-й год

"Газета Дона", 16 февраля 2011
"Газета Дона", 16 февраля 2011

Максим Аверин: «Глухарь» больше не интересен»

На прошлой неделе популярный актер побывал в Ростове со спектаклем «Другие»

Артист согласился дать «ГД» интервью. Когда мы вошли в гримерку, он был в майке, как бы говоря этим: вот я такой, какой есть, без прикрас и специальной подготовки (правда, курточку накинул). И действительно, таким оказался – ни намека на звездный снобизм. Мы общались, словно добрые друзья, хотя виделись впервые. Перед нашим приходом он слушал плейер – песни в исполнении Людмилы Гурченко.

— Я выбираю военную тематику для концерта, с которым езжу по стране. Это спектакль, в котором я сам себе режиссер, и делаю, что мне хочется.  Читаю поэзию, которая мне нравится, общаюсь со зрителями. Идея возникла после предложения приехать на творческую встречу. Это возможность за 2 часа рассказать о другой стороне своей профессии, своей жизни.

Сначала казалось, а вдруг я выйду, а им не нужен ни Маяковский, ни Пастернак, ни Высоцкий. Только байки с площадки. Но прошло два часа – и слышу замирание зала, дыхание зала. Мы заблуждаемся очень, что «пипл хавает» — ничего подобного.  В конце я читаю стихотворение  Кочеткова «Баллада о прокуренном вагоне» и пою после этого песню «Темная ночь». Несмотря на то, что мы знаем эти стихи, и каждое 31 декабря слышим в «Иронии судьбы», они необходимы людям. Потому что о любви.

— Чем вам интересна антреприза? Дает новые возможности того, что не сделаешь в театре?

— Я не могу назвать «Другие» антрепризой. К сожалению, в нашей стране этот жанр — прежде всего способ заработать. Я в это не играю. А мой спектакль, скорее, филиал  «Сатирикона», поскольку все артисты оттуда, и режиссер, и продюсер тоже. На такую компанию я согласен. А приезжать к публике с так называемым «чесом» не люблю. Поэтому и работаю только там, где мне интересно. Пока я еще нахожусь в том возрасте и в том состоянии, что могу отказываться от того, что мне неинтересно. Это большая радость, потому что профессия зависимая. Мы зависим от всех – от гримера, костюмера, режиссера. Мы очень уязвимы. А я всегда был самостоятельным. При таком свободолюбии и выбор такой профессии…Я мучаюсь, когда кто-то посягает на свободу. Вот такое  несовпадение.

— Часто актеры, играющие в сериалах, мечтают сняться в «Гамлете». Вы в театре «Сатирикон» переиграли чуть ли не всего Шекспира. Чего еще остается желать?

— Что вы, я подающий надежды артист (обаятельная «аверинская» улыбка).  Есть потрясающая история: артист МХАТа прошлого столетия Пруткин в 97 лет подал заявление об уходе «в связи с отсутствием творческой перспективы». Для меня это определяющее. Как только ты говоришь, что ты все сыграл – значит, ты уже умер. Потому что только ненасыщенность, недовольство собой  — двигатель актера. Внутри меня какой-то цензор сидит, который предъявляет гамбургский счет. Хотя, конечно, я произвожу впечатление само-уверенного человека. Но это говорят люди, которые меня не знают. Потому что я всегда сам себе ставлю последнюю оценку. Я ставлю себе задачу-максимум, мне это интереснее. Почему, вы думаете, я закончил сниматься в «Глухаре»? Можно же было лет 10 спокойно зарабатывать на этом персонаже.

— Инициатива прекратить фильм исходила от вас или от создателей фильма?

— От меня. Я, мне кажется, там все что можно, сделал. Еще год будет идти материал, который мы уже отсняли, но мне хочется дальше идти.

— Что, помимо известности, дал этот сериал?

— Помимо того, что там замечательный сценарий, еще была возможность доказать всем, что в сериале можно сниматься, и делать это хорошо. И в нем было сочетание и трагического, и смешного – как сама жизнь наша, в которой все пересекается.

— Он как личность вам симпатичен? Ведь современные «менты» отталкивают?

— Он как раз не современный мент. В этом незащищенном мире нам нужен человек, на которого можно бы было опереться. Вот это персонаж, на которого можно было бы опереться. Мне много пишут стариков, женщин, которые говорят: вот такого бы мужика! Матери: вот такого бы сына! Дело не в том, что он может положить чужие купюры в карман. Там такой стержень есть, такая мужская позиция! к сожалению, в нынешнем веке отсутствующая. Эмансипация и состояние, что женщины сильнее мужчины, привели к тому, что мужчина стал слаб. И это ужасно (улыбается своей улыбкой).

— А о себе в этом отношении что можете сказать?

 — Вы поймите, что артист всегда играет одну и ту же роль (себя самого – Авт.). Только в разных обстоятельствах. Если есть тебе что сказать, значит, это и говоришь.

Я был потрясен, когда вышел один из номеров известной газеты, там над заголовком «Кто стоит за терактами в Домодедово» поставили мою фотографию и текст о том, что я женюсь. Я был потрясен — так нельзя делать. Что люди скажут: стране больно, а он тут улыбается. Мне не хочется так. Я стараюсь работать только на то, чтобы людям было теплее.

В последнее время вообще стараюсь не давать интервью. Когда спрашивают: вот прошел слух – все, до свидания.  Но, поскольку я здесь, это другая история. Что говорить, в провинции еще есть душа. В Москве все быстро-быстро. Люди как звезды появляются каждые полчаса и так же быстро гаснут. Здесь я ощущаю душевность.

— Были ли раньше в нашем городе?

— Был летом, это были одни из первых моих гастролей с театром. Было так красиво – такой у вас красивый город летом. Вообще в России все города летом какие-то не-обыкновенные. Видимо, бедность нашу летом украшает зелень (смеется). Помню, было какое-то романтическое настроение. Мы поехали к Ворошиловскому мосту, там есть островочек, там разложились, играли. Было очень хорошо.

— Довелось попробовать наши блюда?

— У вас очень много и вкусно готовят. И это ужасно. Но у меня всегда люди с плохим аппетитом вызывают подозрение. Я люблю, когда люди вкусно едят, это сразу очень их определяет. И сам я человек немаленький, и надо это как-то поддерживать (снова фирменная улыбочка).

— Вы становитесь лицом НТВ,  и его изрядно эксплуатируют.

— Понимаете, в чем дело, а вас не смущает, что по всем каналам одни и те же лица?

— Очень смущает. Я, например,  всегда любила Задорнова, ходила на его концерт. Сейчас он на всех каналах, и это меняет отношение к нему.

— Поэтому я только на НТВ (смеется). Во-первых,  мне приятно, что большое скопление артистов скачет вокруг одной елки. А тут елки скачут вокруг меня. Во-вторых, я считаю, что современный артист разучился быть разным, а ему должны быть подвластны все жанры. Немногие это умеют делать. Я умею. И НТВ дает такую возможность. Мне это нравится. Ну, дала мне природа подвижность тела, ну, люблю я танцевать, люблю петь. И люблю играть Шекспира. Я ничего не могу с собой поделать. Я еще мало чего попробовал в своей жизни.

Категория: 2011-й год | Добавил: slavdey (27.10.2012)
Просмотров: 110 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
                                               
                                                                                                        Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz