Главная » Статьи » Пресса » 2012-й год

"Афиша Нового Калининграда.Ru", 8 ноября 2012
"Афиша Нового Калининграда.Ru", 8 ноября 2012

Актер Максим Аверин: «Я — Форрест Гамп!»

Максим Аверин.

Актер театра «Сатирикон» Максим Аверин, известный широкой публике по работе в сериале «Глухарь», привез в Калининград антрепризный моноспектакль «Все начинается с любви», в ходе которого разбрасывал со сцены розы, читал стихи Вертинского, Маяковского, Бродского, Пастернака и Высоцкого, а кроме того, спел песню «Вечная любовь». Перед спектаклем актер поделился с «Афишей Нового Калининграда.Ru» серией сентенций о смысле жизни и актерской работе.

— Максим, вы привезли в Калининград моноспектакль «Все начинается с любви» — каково выступать и в роли режиссера и в роли актера одновременно?

 — Меня спрашивают об этом, и говорят, что для такого спектакля, как этот нужен еще и другой взгляд, чтобы не ошибиться… Но у меня есть глубокое убеждение, что именно в этом спектакле не может быть никакого другого человека кроме меня, потому что тогда это уже будет не мой замысел, а чужой. Этот спектакль, в первую очередь, рождается мной, я, конечно, работаю со своим коллективом, со специалистами по музыке, свету, мы репетируем, корректируем и импровизируем вместе, но здесь все должно быть моим — от «А» до «Я». Это спектакль-откровение, спектакль-переживание, все что угодно, как угодно.

— Какую роль при создании этого спектакля сыграл ваш личный, болезненный опыт, насколько этот спектакль про вас?

— Невозможно разделить жизнь на какие-то группы, подгруппы, не бывает такого, чтобы отдельно существовала любовь, отдельно жизнь, отдельно взросление. Тот человек, который разделят свою жизнь на какие-то статьи или блоги, на мой взгляд, не имеет целостности. Одно из важных достоинств моей жизни, одно из моих важных жизненных приобретений — это то, что я, грубо говоря, всегда жил оптом: мне неинтересно разделять жизнь на до и после.

— Для чего тогда вам, успешному и известному актеру, нужно было создавать антрепризный моноспектакль?

 — Потому что мне хочется прийти и говорить.

— Говорить о любви? Потому что название вашего спектакля и те произведения, ретранслятором которых вы являетесь, на первый взгляд, говорят, что речь будет идти только об этом.

 — Я в ответе на предыдущий вопрос уже сказал, что жизнь невозможно разделить на подгруппы — все это жизнь, и все в ней продиктовано любовью. Даже желание прийти и говорить со своим зрителем — это любовь к нему, потому что я не могу не говорить. Вот вы, когда принимаете какое-либо важное решение в своей жизни, можете себе сказать: я могу этого не делать, потому что могу прожить без этого?

averin_3.jpg— Время от времени приходится...

 — Вот, а я не могу без этого жить. Поэтому, когда вы меня спрашиваете, я отвечаю, что жить без этого не могу, потому что вся моя жизнь — это профессия, у меня другой жизни нет. Если бы вы пришли сюда, уже будучи знакомы со мной, то прекрасно бы знали, что я весь соткан из этого. И как только я скажу, что я могу прожить без профессии — меня не станет, и в этом-то вся загвоздка. Невозможно разделиться на какие-то части, понимаете? Невозможно… Когда ты до спазмов, до остановки сердца, до сжигания связок не можешь не говорить, не идти на сцену, не вставать в камеру, не жить этим кадром… Как только такой вопрос встанет — наверное, вместо меня сегодняшнего другой человек родится.

— Вы вообще рефлексирующий человек? Бывали ли у вас такие моменты, когда вы задумывались: стоит ли соглашаться на эту роль или лучше не надо? 

 — Если неинтересно, то этим лучше не заниматься. Вы не знаете, что такое принципиальность, что такое принципиальность в творчестве — кода ты говоришь себе и кому-то: я не буду, потому что, во-первых, мне это неинтересно, а во-вторых, мне это мешает, это не сделает меня лучше и интереснее, не обогатит мою жизнь. Есть момент и страха, и поиска, и ошибки, и нерва, оттого что вдруг не получится, вдруг не туда и не так. Это возможно, это моря работа над собой — очень сложная, но в ней какой-то смысл, если хотите. Рефлексировать нужно, все может пригодиться в работе над собой, ведь жизнь — это работа над ошибками.

— Понятно, давайте поговорим о работе актера и режиссера, о работе двух разных людей, а не одного человека, который режиссирует и играет моноспектакль. Существует расхожее мнение, что актер полностью, максимально зависит от режиссера. Вы как считаете?

 — Мне кажется, что хороший режиссер — и тиран, и деспот, и соучастник, он и убийца твой, и твой создатель. Это как у Анны Андреевны Ахматовой: «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда». Здесь победителей не судят. Часто как бывает: если успех приходит, то хвалят режиссера, если неуспех, то ругают артиста. Мне было комфортно работать со всеми своими режиссерами, но встречались разные люди. С режиссером, как с создателем, я должен подниматься вверх, это моя возможность вступить на новую ступень, прийти к какому-то своему новому звучанию. У плохого режиссера невозможно ничего взять, он, знаете ли, разрушает, потому что сама актерская профессия очень обязывающая и разрушительная… С одной стороны, работа с плохим режиссером — это тоже такой этап взросления, когда ты уже знаешь, что в другой раз сможешь сказать: я не буду этого делать… Но мне повезло, у меня счастливая судьба: чаще всего я дышал со своими режиссерами, создателями, партнерами в унисон. А неудачи есть у любого человека. И это нормально, в этом плане я ценю ошибку и неудачу дороже успеха, потому что неудача дает мне больше, она дает момент анализа этой проблемы, и, значит, я могу прийти к чему-то большему.


averin_2.jpg — Когда вы стали популярным, когда вас стали узнавать на улицах, пришел этот всенародный успех, он вам польстил?

 — Я очень спокойно отношусь к успеху. Успех, как халва — съел и забыл. С ним невозможно уснуть, но он может тебя стимулировать. Хотя чаще всего успех уводит людей в заблуждение, а тут нужно всегда держать себя и держать нос по ветру, чтобы слышать время, мир вокруг себя и самого себя. Успех может усыпить бдительность. Я вам клянусь, что никогда не рассуждал об этом. Я знаю, что я известный, популярный, меня все любят, но я спокойно к этому отношусь, мне было некогда. Я — Форрест Гамп такой, бегу все время. Мне неинтересен подсчет рейтингов и голосов, мне интересно, что я могу за собой повести, я могу много и интересно работать, а «интересничать» в популярности... Быть популярным некрасиво, и я понимаю, что имел в виду Пастернак. Важно быть нужным. Мне на Украине в этом году дали одну награду, она очень хорошо называется: «Любимый артист».

— Кем любимый?

 — Зрителем.

— Каким зрителем, он ведь разный? Вам эту премию какой зритель дал: профессиональный, который досконально знает ваши и кино- и театральные работы, или тот зритель, который смотрит канал НТВ и знает вас по сериалу «Глухарь»?

 — У зрителя в голове нет такого понятия «профессиональный». Это была телевизионная премия. Профессионалы дали мне «Тэфи» (Максим Аверин в 2010 году стал лауреатом премии за лучшую мужскую роль в телесериале «Глухарь. Продолжение» — прим. «Нового Калининграда.Ru»). Но я не об этом, я о том, что мне понравилась формулировка этой награды. Любимый артист — это тот артист, которого чтят, уважают и ждут.

 

Категория: 2012-й год | Добавил: slavdey (25.11.2012)
Просмотров: 181 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
                                               
                                                                                                        Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz