Главная » Статьи » Пресса » 2011-й год

"Vaissman.com", апрель 2011
"Vaissman.com", апрель 2011

     Он вышел из своего номера и быстро направился к выходу из отеля, когда я его остановила своим: «Максим, а я вас тут с 9 утра дожидаюсь! Давайте интервью запишем?» Он глянул на часы – было начало первого. Смущенно, на ухо: «А что, я вам что-то успел наобещать?» и, не выдержав умоляющего взгляда: «хорошо, только мне нужен очень крепкий кофе» 

За разговорами пролетели два часа. Прощались уже как добрые друзья. Таких людей я называю «Живыми». Да, он именно не «звезда», а Живой человек. После интервью моей души словно стало больше. Надеюсь, получится передать это и вам.  

- Максим, алматинцы ожидали увидеть «Глухаря», рубаху-парня на сцене, и многие признавались, что при покупке билетов не обращали внимания на название спектакля «Портрет». Не все ведь знают вас как драматического актера, а вот «мент Серега» - чуть ли не в каждом телевизоре.

 - Я ориентируюсь на того «умного» зрителя, который понимает, что стержень артиста должен быть один, но проявления – разные. То ли я делаю концерт, то ли играю в театре «Сатирикон», то ли в фильме Вадима Абдрашитова, где сложный язык авторского кино, то ли это сериал «Глухарь». Мне кажется я доказал, что хорошему актеру в сериале можно сниматься, и сериал может быть интересным. Важно одно: как донести свою мысль до зрителя. Я знаю, по чему соскучился наш зритель и что ему нужно. Почему «Глухарь» так интересен? Потому что люди устали от вымышленных героев. А там герой «свой», рядом, его можно потрогать, пощупать. Мне говорят: «Ты не боишься, остаться артистом одной роли?» Нет, не боюсь, у меня много ролей, а будет еще больше.

- Если быть честной, я тоже удивилась вам в роли Чарткова...

- Это очень важная для меня тема. У меня есть возможность «стричь купоны» от своего имени.

Сейчас говорят о моей скорой творческой «смерти». Кто-то радуется, что я развиваюсь.

Я – ученик. Мне нравится, что я и это пробую и то. У меня есть не то, что мои кумиры - люди, на которых я ориентируюсь.

Когда - то в мои руки попала книга Людмилы Гурченко «Аплодисменты», где я увидел профессию с другой стороны и понял, что это не только прекрасно, но и сложно и больно. Кто-то хочет, чтоб я исчерпался, а кто-то ждет от меня новых идей. Я многим людям возвращаю надежды и даю возможность оторваться от действительности. Я знаю людей, которые обречены, но просматривая мои фильмы и спектакли радуются, становится не так одиноко. Современное искусство потеряло возможность донести тепло и радость людям. Я это знаю и езжу со спектаклями и концертами. Вижу, чего людям не хватает. Поэтому слухи о моей скорой кончине преувеличены. Все хорошо. Дай Бог каждому человеку, чтобы он ощутил землю под ногами. Я ее ощущаю – мне сейчас комфортно. А там «Глухарь» или «Портрет», не важно, если есть, что сказать.

- Гоголь поставил Чарткова в условия, когда необходимо выбирать между сытостью тела и полетом души, когда шедевры стоят гроши, а ваяния конъюнктурщиков  щедро оплачиваются. Перед вами такой выбор вставал тоже?

- Я никогда не ориентировался на деньги, всегда делал то, что доставляет мне счастье. Я всегда шел к этой профессии, служил ей. Я молюсь ей и как на алтарь бросаю свою душу. Повторю, если тебе есть что сказать – говори, и не важно, каким языком - Шекспировским, Глухаревским, Гоголевским, просто говори. Все остальное - шелуха.

- Вам наверняка приходилось не раз слышать, как вашего «хорошего» Сергея Глухарева сравнивают с «плохими» настоящими полицейскими. Вопрос: когда у нас правоохранительные органы перестанут быть «правоохренительными»? 

- Пример: вы выходите на лестничную клетку, где есть сосед слева, с которым вы дружите и сосед справа, который слушает громкую музыку, балагурит. Вы его не любите, но это не значит, что он плохой. То же самое и милиционер. Почему вы думаете, что он плохой? Почему вы думаете, что эти люди не имеют права быть с плохим настроением, с неудавшейся судьбой. Думаете, у него нет жены, которая пилит и говорит ему гадости, типа  «давай зарабатывай больше». И он - не мать-Тереза. Он не обязан вас выслушать. Это вы говорите об идеальном мире, но идеального мира не существует.

Вот все разговоры о том, что за границей лучше – трындеж!

Однажды в Лондоне произошла аховая ситуация: мою девушку случайно задела машина, в которой ехали чернокожие девушки. Моя спутница была не из робкого десятка, ответила тем, что пнула эту машину каблуком. Вышли чернокожие женщины – началась перепалка. Приехала полиция. Какой-то посторонний чернокожий мужчина врезал кастетом моему приятелю в челюсть. Приятель попал в больницу, ему делали операцию на лице, но закон был на стороне этих людей, потому, что они защищали права национальных меньшинств.

Не то, что бы я защищаю милицию...

И опять же, мы сами - безграмотны, не знаем своих прав и законов, и соответственно не знаем, будет ли закон работать на нашей стороне.

Вот старушка сдает комнатку студентам и налоги не платит. Студенты – это бедные люди, которые пытаются выжить и снимая комнату тоже пытаются выжить. Есть еще те, кто обманывает государство и не платит налоги. Это миллионы и миллиарды денег. А к кому придут налоговики? К старушке.

А вот когда мы придем к тому, что даже бабушка будет знать закон и не будет бояться платить налоги... С другой стороны, она просто пытается выжить. Извините, когда наши старики ходят по помойкам, собирают вещи и на мизерную пенсию пытаются выжить, о каком законе может быть речь?

- Поэтому некоторые люди становятся оппозиционерами и протестуют на площадях...

- Протестовать и плакаты можно вешать сколько угодно, это не работает. Я работаю для того, чтобы обеспечить свою старость, чтоб купить какую-то недвижимость, я знаю, что это в определенный момент будет на меня работать. Потому что моя пенсия актерская - это к сожалению... на это и выжить то невозможно.

Хотя я плачу налоги, уверен ли я в том, что мое государство мою старость обеспечит? Я вообще боюсь умирать здесь. Хочу, чтоб рядом был океан…

Рядом должна быть собака и мудрый кот, который. У меня две кошки и собака и я мечтаю, чтоб у меня был большой дом и чтоб там много было этих животных. Собаки думают, что они люди, а кошки – что они боги. И преданность одних и мудрость других меня покоряют. Я прихожу домой, суета вокруг,  а я вхожу в свое жилище и меня встречают эти существа.

Когда мне было 16, я поступил на театральные курсы. Я был такой максималист, знал только «да» или «нет».

К сожалению, группа «Машина времени» нас обманула своей песней «Не стоит прогибаться под изменчивый мир». Прогибаться, может, и не надо, но и править миром не получится. В какой-то момент я понял, что надо придти к гармонии, к такому моменту, когда ты можешь спокойно признаваться себе, что ты такой, и другого не будет.

Да, у тебя есть какие-то слабости, есть какие-то сильные стороны. Сейчас, к 35 годам я прихожу к какой-то гармонии. Живу теперь по заповеди: дай мне Боже пережить то, что не возможно изменить. Поэтому я уже не хожу с плакатами и протестами. Я понял, что не все могут соответствовать этим плакатам. Свои плакаты я выдвигаю теперь себе. Считаю, что эти лозунги нужно выдвигать себе, ставить пятилетки и добиваться своих целей.  Мне самому хочется сохраниться.

- Вы говорите, что боитесь жить на пенсию...

- Я вообще ничего не боюсь. Каждому говорю: ничего не бойся, и все будет хорошо. И это срабатывает. Себе и своим близким доказал – я никогда ничего не просил и все, что на сегодняшний день имею – это заработанное мною,  я никому не должен. Разве что людям, которые дали мне ипотечный кредит. Я должен только господу богу и маме. Всем остальным - прощаю.

- У Максима Аверина есть инвестиции?

- Нет, из собственности у меня квартира, я пока урбанист... Потом я прикуплю домик и постараюсь сделать так, чтобы на старости не считать, хватит ли мне денег на хлеб и молоко. Копить я не умею, сейчас на карточке у меня нет ни копейки. Есть некий штат, который я должен оплачивать, машина, которую нужно содержать. Недавно в какой-то газете прочитал о моих доходах, это настолько преувеличено, что я сам себе позавидовал!  

В нашей стране так не зарабатывают. Слухи о гонорарах слишком преувеличены, наша великая певица Пугачева столько отработала, чтобы прославить страну, и столько всего сделала, но сейчас, вместо того чтоб отдыхать, должна пахать, чтобы жить. Если бы то же количество фильмов я сыграл, например, в Америке, давно был бы миллионером. Но, к сожалению, у нас  закон работает против актера. Артисты у нас выживают.

- Некоторые артисты рассказывают, как им мешает собственная популярность. А вы как к этому относитесь?

- Мне не мешает. Это может закончиться, а мне надо будет жить дальше, я же не должен сойти с ума или умереть... Допустим, завтра меня переедет машина, и я останусь инвалидом. Но мне надо будет жить, не умирать ведь. А зрители... ну пожалеют меня... и все… Ко всему надо относится философски. Я никогда не отказываюсь если меня просят: сфотографироваться на мобильный телефон, расписаться. И не важно, что этот человек окажется папарацци. Ну и что. Если эти люди на доходы от этой статьи купили что-то детям, я буду за них только рад.

- А сами благотворительностью не занимаетесь?

- Благотворительность – это для людей, которые имеют деньги. К сожалению, я не обладаю большими финансами, чтобы этим заниматься. Я могу участвовать в благотворительности, могу созидать, но я не богатый человек. Иногда меня просят приехать в колонию детскую. Ну, приеду я, «московский мальчик», у которого все прекрасно, и что я им скажу? «Дети, не балуйте больше»? Им помощь конкретная нужна, потому что, выйдя из колонии им надо найти работу, учиться, но они этого не могут сделать, потому что на них клеймо сидевшего человека. Вот помочь на этом этапе, чтоб они смогли достойно реабилитироваться, доказать, что они смогли исправиться – другое дело. Только наши законы не работают в этой ситуации. Жизнь выталкивает этих людей, они – отбросы.

А ездить по колониям и говорить: «здравствуйте ребята, я - тот самый Сережа из сериала Глухарь…»  И что? Я уеду, что изменится в жизни этих людей?  В чем польза? Люди, которые сидят во власти –это вот их фронт работы. Они должны сделать так, чтобы были законы…  Мой фронт работы  - это моя профессия.

- Некоторые считают, что можно сыграть так, чтобы узники задумались о своей жизни...

- Да у них и так там много времени, чтобы задуматься. Им нужна конкретная помощь, чтобы они, выйдя оттуда, не воровали или убивали, а могли достойно жить дальше. Вот помощь. Жизнь-то продолжается, и они понимают, что обречены. Ведь многие, выходя на свободу, снова совершают преступления чтоб вернуться, потому что только так могут выжить. Это самое страшное.

- Каким должен быть мужчина?

- На мой взгляд, мужчина должен быть обязательно с юмором, самоиронией. Есть такая книжка «Гигиена юноши», она выходила малым тиражом, но попала в мои руки. Меня так и воспитывали: утром я вставал, гладил пионерский галстук, форму. Всегда был чистым и это не то, что нажитый опыт, но это был опыт, воспитуемый моими родителями. Я никогда не любил жаловаться. Не понимаю, когда мужчина говорит: «ой, как я устал». Когда ноют мужики – страшно. По-моему, слабость должна быть присуща женщине. И наш период глобализации, когда женщина вынослива, развита, сильна, мне не нравится. А нравятся мне простые русские женщины. Когда все просто.

На съемочной площадке иногда мужчины начинают ныть: «у меня переработка, я устал», а рядом - женщины, и я вижу, что они ни разу не сказали «как я устала, у меня двое детей, я хочу домой»… Хочется сказать мужчинам: это унизительно, что вы говорите!

У нас на площадке есть Катя реквизитор, которая уже два года работает на проекте, я ни разу не увидел у этого человека плохого настроения. А наверняка  у нее есть и проблемы и дети.

Я никогда не выношу настроение на площадку. Мое настроение  - это мое настроение. Люди не виноваты в том, что у меня что-то произошло. Мы работаем. Работа не должна страдать, как и зрители. Закон: в семь часов открывается занавес. Вот когда этот кодекс чести будет во всех профессиях, когда врач, приезжая на вызов не будет ждать, что ему сунут денежку… Хотя, каждого человека своя правда.

- Что для вас успешный человек и гармония?

- Который обладает деньгами в состоянии красиво жить, но не это главное – это не успех, а сопутствующий атрибут в дорогу. Райкин говорил: «Счастье - это не пункт назначения, это способ путешествия». Проснулся, а за оком красота, и я радуюсь, что живой, что живы родители, что есть моя любовь, жизнь. Не надо клясть судьбу, надо радоваться. Она каждому дает шанс, и чтоб быть счастливым надо самому создавать, созидать, трудиться.

Рина Вайсман

Категория: 2011-й год | Добавил: slavdey (25.10.2012)
Просмотров: 158 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
                                               
                                                                                                        Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz